ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 0

ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 0

17-27.11-2004 г.
Гимн педикюру
То, что Женское Доминирование - моя судьба пришло ко мне не сразу. Копаясь в своем детстве, я вспоминаю тысячи ситуаций, по особенному меня взволновавших. В детском саду великолепие зрелища, когда молодая воспитательница высоко закинув стройную ножку мыла ее в раковине после улицы, не подозревая как ошеломленно я, ребенок, наблюдаю за НЕЙ. Трепетное чувство сладкой боли, когда красивая девчонка нечаянно наступала ножками мне на руки, когда я помогал ЕЙ вешать шторы в классе или случайные касания девичьих ног о мое тело на уроках физкультуры. Помню, как первая красавица нашего класса оставила на парте сложенные уголком кусочки бумаги, которыми она чистила грязь под ногтями, как после уроков я их незаметно собрал, а потом сосал и мастурбировал. Случайно уловленный мною аромат женской обуви, красивых девичьих или женских трусиков, запах мочи и кала, оставленные прекрасными дамами в различных ситуациях, зимой на снегу, например, вызывал сексуальный интерес. Изящество сигаретного окурка с яркой губной помадой и отчетливое желание его докурить, после того как красавица небрежно бросила его на землю, коснуться губами и языком сокровенного места с ЕЁ отпечатком, предметом побывавшим у НЕЁ во рту, соприкасавшимся с ЕЁ слюной, зубками и язычком. Приходилось часами караулить красивых девчонок с сигаретами в парках, курилках, ресторанах. Они в те времена курили подальше от посторонних глаз и приходилось придумывать невинные способы чтобы завладеть дымящимся окурком с желанной женской помадой.
В кино и литературе сцены женской жестокости завораживали. Властные королевы, безжалостные жрицы, жестокосердные и прекрасные колдуньи, неумолимые красавицы, изуверски терзавшие мужчин, зверствующие молодые ведьмы и коварные, развратные любовницы, девицы-насильницы - всё это подолгу сидело в детской памяти. В детском фильме Королевство кривых зеркал была моя самая волнующая сцена, когда ослепительная красавица-садистка Анидаг (А. Вертинская) наотмаш бьет стеком по лицу своего старого неловкого раба и у него на физиономии проступает красный рубец! При каждом просмотре я ощущал эту сладкую боль на своей физиономии. Я сам был рабом Анидаг в тот момент!
В моих воспоминаниях кружатся деликатные ситуации с женскими чулками, колготками, трусиками, обувью, декоративной косметикой. Иногда для получения доступа к ним я придумывал изощренные способы, отчаянное враньё. Я врал даже себе, что у меня иные, невинные цели. Но сладость достижения заветной цели и особое щемящее чувство внутреннего напряжения, дрожи и облегчения после достигнутого говорили о желании прикоснуться ко всему, что как я узнал в последствии впитывает Вселенная Femdoma.
Оценивая сквозь время свои эротические желания, я нахожу предпосылки острого желания целовать, лизать, сосать прекрасные женские ступни, ИХ волшебные накрашенные возбуждающими цветами ноготки, ИХ тонкие щиколотки. Припасть лицом красивым туфлям на шпильке, босоножкам, открывающим пальчики с педикюром, увидеть сквозь нейлон или сетку изысканных чулок блеск и тонировку лака на ноготках. Получить сладкую возможность лизать и сосать ИХ высокие каблуки, ощутить прекрасную ножку в обуви или без на своем лице, как ОНА давит на мои губы, язык, ходит по мне, ЕЁ преданному рабу. А какой восторг возникает при мягком скольжении смоченного слюной языка по отполированным лаком ноготкам ног! Его кончик катается как шарик по льду! А как наливается блеском лак от влаги слюны!
В мыслях о своем прекрасном рабстве я видел сцены иступленного лизания женских вагин, их нежных и упругих анусов, мечтал наполнить рот их прекрасными выделениями. Вначале, ограничиваясь женской мочой, ее каплями, струями, возбуждающим запахом, звуками выхода жидкости из прекрасных кисок. Рисовались сказочные
ситуации по моему потреблению всего это великолепия: от невинной пробы на язык, до жестокого женского насилия с грубыми травмами.
Следующие фантазии, развивая достигнутое, вели меня к раболепному потреблению содержимого ануса, различной консистенции и обстоятельствами, при которых оно мне достается. Каждая новая ситуация двигала воображение к все более и более изощренному Женскому Доминированию.
Например, обнаженная красавица в босоножках на умопомрачительных каблуках, томно развалясь с сигаретой в кресле, с презрением наблюдает за мной, иступлёно лижущим ее восхитительные ноги с ослепительным лаком на ногтях. Далее, она же, уже стоящая над моим телом, с издевкой тянет за цепь, привязанную к моим гениталиям; с насмешкою плюющая в мой перекошенный от боли рот и наступающая дивной напедикюренной ножкой на мое залитое слезами лицо.
Следующая сцена: та же домина, не удовлетворенная моими мучениями, приседает над моим лицом и с наслаждением мочится на него, заливая мой рот янтарным нектаром, а в последствии испражняющаяся мне на язык и размазывающая кал по мокрому от слез лицу; при