Брат и сестра

Брат и сестра

Наши родители и не заметили, как мы с сестрой достигли возраста, в котором начинает тянуть к противоположному полу. Мы часто играли вместе в различные игры: В доктора , В фотографа Плейбоя и другие. Моей любимой была именно фотографировать, к тому же у меня была камера и это делало игру более приближенной к реальной жизни. Был обычный день. Отец отправился на рыбалку, мать была на работе. Петти и я уже были взрослыми, и нас оставили дома одних. Мы играли в карты, и я предложил пари. Если она проиграет, то мы поиграем в фотографа, она будет моей моделью. Если же проиграю я, то тогда мне придется заняться уборкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим предложением, и я не мог проиграть, ибо ей тоже нравилась быть моделью. Игра была хорошей, и закончилась очень быстро. Как и ожидалось, я победил. Родителей не было дома, никто не мог нам помешать, внезапно ворвавшись. Я спрыгнул с кровати на пол и побежал в свою комнату за камерой. Вернувшись, я представился фотографом Плейбоя, и игра началась. Она должна была позировать так, как я ей прикажу, но настаивала, чтобы я не прикасался к ее интимным местам. Затем я повел ее в комнату родителей и попросил расположиться поудобнее. Она сидела на диване, пока подсоединял вспышку и линзы. Она не хотела, чтобы были настоящие фотографии, и когда я показал, что в камере нет пленки, съемки начались. Я начал я фотографий на том месте и в той позе, в которых она находилась. Затем попросил встать и снять рубашку. Она встала и расстегнула свою просвечивающуюся блузку. Сняв ее, она предоставила моему взору великолепные девичью грудки, довольно большие для ее возраста. У нее были действительно большие груди, несмотря на ее возраст. Но пока они были все еще скрыты тоненьким лифчиком, на котором вырисовывались соски. Мой член мгновенно поднялся. Я попросил Петти расслабиться, войти в роль. Я включил музыку и попросил потанцевать немного, постепенно раздеваясь. Петти потанцевала минуту спиной ко мне, расстегнула лифчик и, повернувшись ко мне, освободила свои великолепные, тугие шарики. Она немного потрясла своей грудью, в то время как вспышка ярко освящала комнату. Мне показалось, что она действительно вошла в роль и наслаждалась этим. Я ходил вокруг нее, говоря, какая она сексуальная и как она действительно похожа на настоящую модель. Она продолжала танцевать. Я сфотографировал ее грудь. Потом сбоку. Мой член был в полной боевой готовности, и Петти заметила это. Это подстегнуло ее, к тому, чтобы потрясти грудью. По сценарию, я должен был напомнить ей, снять остальную одежду. Но на этот раз все было по-другому. Ее руки плавно скользнули по телу к низу живота, к пуговицам на джинсах. Она расстегнула их и повертела бедрами, расстегнув замок. Она начала двигаться на камеру, и джинсы медленно упали с юных бедер. Она непринужденно танцевала передо мной, одетая в одни маленькие трусики. Танцевала, плавно покачивая бедрами, постепенно прижимаясь к углу. Застенчивость, все еще оставшаяся в ней была уже едва заметна. Я положил ее руку на стол, а вторую на край дивана, полностью открыв ее грудь для меня и камеры. Я придвинул камеру как можно ближе к этой великолепной груди. Я сделал фото ее верхней части, живота и бедер и попросил снять трусики. Она засмеялась, схватила узкую полоску и опустила их до самых колен. Она переступила через них, подцепила ногой и отбросила через всю комнату. Такая сексуальная не была типичной для Петти. Я фотографировал вновь и вновь, снимая ее девичью свежесть и красоту. Ища более изящный кадр, я попросил ее повернуться лицом ко мне. Она показалась мне такой ранимой, беззащитной, стоящая обнаженной перед фотографом в этот момент. Но она наслаждалась этим,
подавая себя уверенной, сексуальной женщиной. Я попросил ее развести ноги, и медленно, она развела их стороны, предоставив свое сокровище моей камере и мне. Когда это произошло, я увидел тоненький пушок на ее мягких бедрах и лобке. Увеличив приближение, я увидел розовое отверстие. Ее клитор казался большим, но мне нужен был новый кадр. Она была очень юной и могла выгнуться, как хотела. И когда я попросил ее развести ноги настолько широко, как она только могла, она с удовольствием сделала это, предоставив моему взору свою прекрасную, таинственную пещерку. Представив себя фотографом Хастлера, я попросил ее прикоснуться к своему холмику. Ее рука опустилась, и Пенни начала