Моя маленькая сестренка

Моя маленькая сестренка

Меня зовут Сергей. Когда мне исполнилось 18 лет, моей сестренке Насте было 14. Я давно интересовался вопросами пола и сексуальности, тайком от всех находил в Internet порно-картинки, эротические рассказы, пособия по технике секса и т.п. Поэтому несмотря на то, что у меня еще не было девушки, я был хорошо осведомлен во всех этих вопросах - чисто теоретически, конечно. Я не сомневался в том, что все люди в юном возрасте, когда у них только-только просыпается желание, занимаются мастурбацией. И, конечно, я думал о сестре. Ведь ей уже 14 лет, она уже носит бюстгалтер и выглядит совсем как девушка. Я невольно улыбался, когда представлял себе, что делает моя маленькая разбойница, когда остается дома одна. И меня терзало любопытство. Хоть мы с Настей часто ссорились по пустякам, мы любили друг друга. Правда, из-за дурацкого стеснения я не выражал эту любовь: не мог лишний раз обнять ее или утешить, даже когда хотелось. Наверное, она чувствовала примерно то же самое. В общем, обычная картина отношений между братом и сестрой: со стороны посмотришь - так вообще заклятые враги. И никто из нас не решался сделать первый шаг навстречу друг к другу. Однажды в субботу родителей пригласили в гости друзья и мы остались дома одни. До вечера занимались кто чем, а уже где-то в 11 часов по телеку начался интересный фильм и мы уселись его смотреть. Все бы хорошо, но вскоре началась постельная сцена. Я застывшими глазами наблюдал, как парень страстно целовал девушку взасос и снимал с нее одежду. Настя сидела совсем рядом, и я смущался все больше по мере того как действие на экране разворачивалось: парень положил девушку, которая уже была раздета до пояса, спиной на кровать, а сам устроился сверху, продолжая свой жаркий поцелуй. Я почувствовал, что мой член поднимается. Парень постепенно перешел с губ на шею и ниже... кадр сменился, и уже было видно, без подробностей, конечно, что он ее трахает. Скорей бы он кончил - мелькнуло у меня в голове. Потом показали лицо девушки, которая, закрыв глаза, все чаще и чаще испускала стоны наслаждения. Глядя на все это, я испытывал сложные чувства возбуждения и смущения одновременно и пытался не покраснеть. Лишь мысль о том, что сестра испытывает то же самое, немного успокаивала меня. Наконец сцена кончилась, а молчание продолжалось еще несколько минут. Настя сама нарушила его, сказав что фильм ей надоел и она пойдет спать. Я подумал, что это странно, ведь до откровенной сцены она была им увлечена. К тому же она с родителями-то ложилась позже, тем более в субботу, а сейчас их не было. Когда сестра ушла, я обратил внимание, что мой член еще не полностью расслабился после сцены. Может, бедняжка просто перевозбудилась? - подумал я. У меня частенько проскакивают такие дурацкие мысли, вызывающие у меня улыбку. А сейчас я еще и слегка вздрогнул и даже немного возбудился. Я услышал как Настя выходит из ванной и идет в свою комнату. Меня охватило приятное, ни с чем не сравнимое ощущение шпионского азарта. Я подождал пару минут, сделал телевизор потише и покрался к комнате сестры. Дверь была закрыта, света в комнате не было. Я подошел к двери вплотную и прислушался. Тишина, только телек едва слышен из соседней комнаты. Я постоял с минуту и уже собрался уходить, как вдруг до меня донесся тихий стон. Меня прямо передернуло. Потом еще один. Я весь окаменел, только член начал медленно подниматься. Ну вот я и подловил свою маленькую разбойницу. Неожиданно на меня напала совесть. Оттого, что я сейчас мысленно смеюсь над ней, подслушиваю, возбуждаюсь, вторгаюсь в личное. А над чем, собственно, смеяться? Как будто сам не онанирую. И сейчас веду себя как извращенец. Наконец я понял, что мне нужно войти, что это наш с ней единственный шанс во всем разобраться. Я постучался и спросил, можно ли войти. Конечно, она поняла, что я стоял под дверью, и сейчас молчала. Я медленно открыл дверь и вошел. Она лежала
на кровати на спине, прикрытая одеялом. Как пай-девочка - подумал я, но тут же отогнал эту мысль. В темноте я заметил, что в ее глазах блестят слезинки. Мне стало ее очень жаль. - Настенька, - раньше я никогда ее так не называл - не волнуйся. То, что ты делала, абсолютно нормально. - Она молчала. - Почему ты плачешь? Все это я говорил каким-то не своим голосом. Она снова ничего не сказала. Я подошел и сел рядом с ней на кровати. В полумраке ее лицо было неописуемо красиво. Я погладил ее