Звуки в темноте

Звуки в темноте

Рик лежал, всматриваясь в непроглядную мглу. Его покрытое испариной тело застыло, словно боясь нарушить неловким движением то сплетение звуков, что не давало ему уснуть этой ночью. Всем своим существом обратившись в слух, он жадно ловил каждый сгон, каждый вздох и скрип, каждый отголосок неясного шепота. Рик знал, чем порождены эти звуки. За тонкой стеной, окруженные аурой всхлипов и стонов, двое занимались любовью. Руки Рика беззвучно поползли вниз и сомкнулись на уже возбужденном члене, подрагивающем от желания. Звуки становились все отчетливее, вздохи женщины уже не заглушались мужским рычанием, она стала порывисто вскрикивать, временами надрывно поскуливая. мужчина увеличил темп, дыхание его участилось, и вскоре череда звуков стала непрерывной, один, еще не успев стихнуть, сменялся другим. Рука Рика двигалась, приспосабливаясь к их ритму. Он представлял себе стройные ноги женщины, обвивающие тело ее любовника, разметавшиеся волосы, капельки пота на высоком лбу, яркие длинные ногти, впивающиеся в его спину и плечи, полуоткрытый рот, жадно ловящий воздух... Рик чувствовал приближение оргазма. Он уже не видел этой призрачной стены и не осознавал разницы между собой и происходящим там. Теплый фонтан взвился в темноту, и яркая вспышка на миг ослепила Рика. Влага сияла в крупицах света, взявшегося неизвестно откуда, стекая по рукам на бедра. Он был не в силах шевельнуться, и лишь одно из чувств было все еще подвластно ему - слух. Звуки за стеной стихали, теряя силу так же, как теряла ее утомленная пара. Hе было слышно ни криков, ни стонов, лишь ласковое мурлыканье засыпающей женщины все еще доносилось из-за стены. Минуту спустя и Рик провалился в зияющую пропасть сна... Когда он проснулся, солнце заливало комнату. Рик впервые за несколько недель чувствовал себя так легко и хорошо. Стоя под душем, он смыл с себя жар прошедшей ночи. Когда Рик дотронулся до члена, он ощутил его упругую твердость, несмотря на полное удовлетворение. Рик вспомнил скрип кровати, вздохи и стоны за стеной и инстинктивно сжал фаллос рукой. Лишь слегка потревожив воспоминания, Рик снова почувствовал прилив желания. Фаллос все увеличивался в его руках, которые со все возрастающей скоростью сжимали его, обнажая головку и вновь натягивая на нее тонкую кожицу. Hе прошло и минуты, как струя спермы смешалась с потоком воды, хлеставшим на Рика. * * * Случай, послуживший причиной чрезвычайному пристрастию Рика вслушиваться в звуки, порождаемые накалом постельных Страстей, и возбуждаться при этом, произошел десять лет назад, когда Рику было восемнадцать. Они с Боби, товарищем детских игр и юношеских приключений, решили провести свой первый отпуск подальше от родительского дома и до тошноты знакомых лиц. Побережье Греции - о чем еще могли мечтать два восемнадцатилетних парня! Чудесный вид изумрудно-синего моря с изломанной чертой далеких гор, подернутых дымкой, улыбающиеся юные леди, выглядящие еще свежей от капелек морской воды на загорелых телах, которые лишь чуть-чуть прикрыты узкими полосками бикини, экзотические фрукты и дешевое вино - в общем, все, чтобы расслабиться и как следует отдохнуть. Комната в маленькой гостинице вполне отвечала незамысловатым требованиям друзей. Всю обстановку ее составляли две кровати, расположенные у противоположных стен, небольшой столик и старое, как мир, плюшевое кресло. Стеклянная дверь вела на балкон, который тянулся по всей длине здания. И Рик, и Боб сразу оценили это как преимущество, а не как недостаток. Они часто говорили о сексе и женщинах, но как-то не всерьез, полушутя. Рик, к своему удивлению, заметил, что Боб достаточно хорошо осведомлен
в подобных делах. Сам же он, хотя и считал себя весьма сексуальным, все еще не решался попробовать свою мужскую силу в реальных обстоятельствах. Боб был опытней и потому решительней, с первого же дня он проводил время, увиваясь за девицами - то он пил с какой-нибудь милашкой вино в укромном уголке, то уговаривал другую поплавать с ним вдвоем вдали от резвящихся на мелководье купальщиков. С каждым днем они проводили все меньше и меньше времени вместе. Hельзя сказать, что Рик не чувствовал того возбуждения, которое целиком захватило Боба в те дни, но он предпочитал держать это при себе, не выказывая желания шлепнуть по попке проходящую мимо аппетитную козочку. Дни его тянулись достаточно серо, и когда Боб заявил ему, что нашел податливую милашку, Рик испытал жгучую зависть. Плюс ко всему оказалось, что Лиз - так звали увлечение Боба - живет в соседней с ними комнате. Однажды Боб, весело насвистывая, вошел в комнату и сообщил Рику: Ты можешь пригласить какую-нибудь пташку к себе в гости