Сестра

Сестра

Признаюсь, еще недавно посчитал бы безумием взять и рассказать о самом сокровенном, скрываемом долгие годы ото всех и вся. И не знаю, напишу ли сейчас, испугавшись утром ночных откровений... Но слишком уж одиноко сейчас, в эту ночь, наполненную тоской и капелью за окном и тихо спящим городом и тишиной этой комнаты, ставшей с некоторых пор убежищем, отдушиной от всех и вся... Надеюсь, что моя исповедь кого-то заинтересует и не умрет в корзине для скомканных бумаг... Это было всего лишь в прошлом августе, в последнее воскресенье и в этой комнате, где я сейчас лежу. Тогда утром мы обманули всех: будто бы заторопились на первую электричку в Москву, - а сами сюда - боясь, страшась знакомых и всего вокруг, отстраненные в такси... (вокзал, а сами сюда...) И у поезда, - я вперед, - а Таня, как школьница, потом, - чтобы нас не видали вместе. И, уж после щелчка замка двери, - только наше дыхание: ее и мое. И ее голос: ... Что же мы делаем, Слава... я уже думала... я уже решила, что прошлый раз будет последним ... ведь мы уже не маленькие, у нас самих давным-давно дети..., а я... я сорокалетняя любовница своего брата... . А я лихорадочно целуя её лицо, срывая с нее одежду, знал, что ее укоры себе самой , мне, нам обоим - лишь неизменный атрибут нашего греха, продолжающегося, длящегося с той далекой ночи, вспыхнувшей 18 лет назад... И каждый раз, встречаясь раз в год, когда она приезжала в отпуск, и она, и я думаем, что ЭТО последняя, что БОЛЬШЕ нельзя, что ЭТО дико и нет оправдания греху между нами! Но, наверное, уже знаем: наступает новое лето и все повторится вновь - вопреки разуму и рассудку, - в тайне от жены и её мужа, в тайне от знакомых и друзей и всех, всех, всех. Странно, всегда ярко последнее и первое... нет, я помню все наши встречи, могу перебрать их по мгновениям и минутам, но лишь последняя и та далекая первая ночь почему - то ярки и свежи, не сливаясь друг с другом, будто два акта нескончаемой пьесы, перечитываемой в памяти вновь и вновь... И сейчас, в эту странную ночь с неумолкаемой капелью за окном и одиночеством, от которого хочется кричать, я смотрю на девушку с розой на фотографии и будто бы весь устремляюсь в память; такую далекую, такую близкую, будто и не было тех 18 лет, не стерших, не умоливших не на мгновения того, САМОГО ПЕРВОГО! То было лето, когда я 20-ти летним парнем вернулся из армии. Тот, кто служил, поймет меня и то ощущение свободы и собственной молодости, которыми я был тогда полон! Я читал, смотрел телевизор, встречался с друзьями и наслаждался ласковым долгожданным летом. И со щемящим чувством в душе искал... ту девушку, которую уже давно себе рисовал, вглядывался в проходящих мимо, срывался от волнения на пляже... но подойти так и не смел, оставшись, в сущности, тем же робким школьником, замкнутым, комплексующим перед девчонками. И сейчас, спустя годы, вдруг понимаю, что если бы встретил тогда девчонку ... то не влюбился бы в собственную сестру! Нет, наверное, тогда это было совсем не удивительно - красивая девушка рядом, даже в одной комнате, разделенной лишь шкафом - а я еще не познавший ничего девственник! Ну разве удивительно, что я нашел сестру вдруг повзрослевшей, вдруг так ладно сложенной, изменившейся за два года из худенькой девушки в волнующую 23-х летнюю леди...? И что скрывать, я невольно стал подглядывать за Таней и буквально дрожал, когда она была не совсем одета или когда видел её в окошечко в ванной! И гасил свои желания ежедневным онанизмом, вдруг ощутив, что дрочу уже не на мифическую девушку, как в армии, а на Таню, перебирал ее белье, вдыхал запах ее подушки. Да, я осознавал, что она мне СЕСТРА, но именно это вдруг распаляло нежданно родившееся влечение. Странно, но мы почти не разговаривали, отвечая друг другу односложно, но чем дальше уходили дни с моего возвращения- какая-то напряженность между нами не исчезала, а лишь росла; а потом я увидел ее на даче... - нет, я не видел
больше никого, ни мамы, ни отца, ни двух племянниц 6 и 9 лет, - а только ЕЁ и вдруг понял со страхом и волнением, что влюбился в НЕЁ, в её славные линии бедер, чудесные холмики груди, губы, глаза, в её новую из косичек прическу... и все вспыхнуло внутри, когда она повернулась спиной и я вдруг увидел ЕЁ ПОПКУ, так туго натянувшую собой голубую материю купальника... Я отворачивался и вновь смотрел, смотрел, смотрел. Я подходил