Римские каникулы

к себе в рот всю грудь. Раздвинув мне ноги и погрузив палец мне во влагадище, начал нежно ласкать его, нежно гладя инструмент его, я почувствовала от моей ласки он увеличивается в размерах и становится все тверже. Во мне снова пробудилось желание. Петр вынул изорта сосок и прошептал: Сядь ко мне лицом, Анна . Почувствовав, что-то новое я пересела и плотно прижалась животом к инструменту Петра. Он крепко прижал меня к себе и, чуть приподнявшись со своих колен, неуловимым движением бедер, головка его члена оказалась между моих пухлых губок. Взявшись за мои плечи, он начал давить вниз. Колени мои подогнулись и инструмент, как мне показалось, пронзил меня, войдя в углубление во всю длинну. С минуту мы не шевелились. Я чувствовала, как инструмент, где-то внутри меня нервно пульсировал. Сквозь тяжелое дыхание Петр прошептал: Теперь приподнимайся и опускайся сама, Анна, только не очень быстро. Взяв меня руками за ягодицы, он приподнял меня со своих колен так, что инструмент его не выскользнул из меня. Инстинктивно я быстро опускалась на его колени. Затем уже без его помощи старалась опускаться и приподниматься сама, стараясь конечно делать это медленно, но движения становились мои все быстрее. Я сквозь сон слышала гоос Петра: Не торопись, медленнее, продли удовольствие, не так быстро. Однако я была в таком экстазе, что не обращала внимание на его просьбу и двигалась все быстрее и быстрее. Вскоре я почувствовала знакомое чувство неги, резко опустилась на инструмент, обхватила шею брата Петра и, угадав мой вопрос, Петр улыбнулся и сказал: Ты поторопилась, милая Анна, мой инструмент полон еще силы и как только желание появится вновь повторим все сначала. Не помню сколько времени мы не шевелились, вдруг Петр взял меня за ягодицы и начал медленно опускать и поднимать. Теперь Петр сам руководил движением: то опускал, то поднимал, то заставлял меня делать круговые движения. Когда инструмент был полностью во мне, он делал мне неописуемое блаженство. Движения становились яростнее, беспорядочнее. Вскоре мы оба обессилили. Сняв меня с колен, Петр [5] [6] встал, я же еле держалась на ногах, чувствуя полный упадок сил, я хотела спать. Немного отдохнув и, приведя себя в порядок, мы договорились о встрече в следующее воскресенье. Петр обещал пополнить скудные мои знания в нечастых с ним занятиях. Нежно, простившись, мы расстались. Придя домой, я узнала, что Роберт неожиданно уехал. Как я поняла он испугался последствий и поспешил скрыться. В течении недели ничего интересного не произошло, только отношения дяди Джима ко мне немного изменились. Он стал гораздо ласковее со мной. И когда мы оставались одни, я улавливала на себе его пристальный взгляд. Меня это удивляло, но не придавала этому большого значения. Я не допускала мысли, что ему может быть известно о моих новых занятиях. Наконец наступило долгожданное воскресенье. Придя в церковь к началу богослужения, я не нашла в ней брата Петра. Взволнованно и напряженно я искала его во время молитвы. Петра не было. После проповеди молившиеся начали расходиться, покидать церковь. Все еще надеясь на встречу с Петром, я последней направилась к выходу. Уже подходила к выходу, я услышала, как кто-то окликнул меня по имени, думая, что это брат Петр, я оглянулась. Навстречу мне шел совершенно незнакомый мне монах. Подойдя ко мне и, улыбаясь, он сказал: Меня зовут Климент. Брат Петр очень жалел, что должен был уехать на три недели в город по важному делу и перед отездом просил передать эту записку . Он протянул мне запечатанный конверт. Сгорая от нетерпения, я вскрала его тут же с удивлением прочла следующее: ...Дорогая Анна, брат Климент мой хороший товарищ. Если у тебя будет желание познакомиться с ним поближе, не стесняйся его, он с успехом заменит меня в наших с тобой занятиях. Петр. Взглянув на Климента, я увидела, что он был довольно красив и строен. На вид ему было лет 28. Решив, что он действительно может заменить Петра, лукаво улыбнулась и спросили: Знаешь ли ты содержание занятий, брат Климент? - Нет, но брат Петр говорил о занятих с Вами. - Вы не догадываетесь, что это за занятия? - спросила я. - Хорошо зная брата Петра мне нетрудно догадаться об их характере и если я буду знать содержание предыдущих занятий, то их нетрудно будет продолжить. Не пойти ли нам в исповедальню. Вы мне там расскажете о своих занятиях с Петром. - Брат Климент, вы догадываетесь каким инструментом брат Петр решал со мной задачи. Брат Климент распахнул сутану, схватил свой готовый инструмент