Римские каникулы

и использовать в этих целях собственную спальню - Но ведь это невозможно. Дядя Джим очень строг. - Строгость его исчезнет я уверен, когда ты дашь понять ему, что не прочь решить с ним пару задач. - Боюсь, что у меня с ним ничего не получится, но все же попробую. А когда мы снова встретимся? - Ты последуй моему совету, а я сам найду возможность встретиться с тобой. - Жаль, что нельзя встретится раньше. - Не расстраивайся Анна, гораздо раньше, чем ты думаеш произойдет это. Прошло [5] [6] несколько дней. Совет Климента все время не давал мне покоя, но по неопытности я все никак не могла понять каким же путем привлечь к себе внимание дяди. Как-то днем, отправившись погулять порядком устав я прилегла отдохнуть в огромной скирде соломы. Я старалась придумать путь сближения с дядей. До сих пор инициатива переходила от мужчины, а теперь я должна сама привлечь дядю Джима. Увлекшись воспоминаниями, я незаметила, что работник нашего имения Майкл, подъехал к скирде на бричке. Увидев меня он воскрикнул от радости: Тебе одной не скучно, Анна! - Ты парв мне действительно не очень весело - ответила я, думая о своем. - Я могу тебя развлечь, ну вот хотябы поцелуем. Сразу веселее станет. И не успела я опомниться, как он опустился рядом, повалил меня на спину и впился в мой рот поцелуем. В первое мгновение я пыталась вырваться, но по мере того, как поцелуй длился, во мне начало возникать желание и я по мимо своей воли ответила на его поцелуй. Майкл крепко держал меня, прижав к себе, не прирывая поцелуя, одной рукой быстро расстегнул брюки, стянул их до колен и мгновенно вонзил в меня свой инструмент. Все это произошло так быстро, что я неуспела сообразить, что же все таки произошло. Почувствовав теплоту инструмента, забыв о бовсем на свете я приготовилась наслаждаться чувством блаженной неги. Но сделалось несколько быстрых движений, Майкл обессилил и сразуже вскочил на ноги. - Ух чудксно, Анна, спасибо за удовольствие вскочил на бричку, стегнул лошадей и уехал. Ошеломленная происшедшим, я так и осталась лежать на сене. Неудовлетворенное желание бурлило во мне. Всповнив первый урок, Роберта я протянула руку под юбку, раздвинула пухлые губы и всунула сначала один, а затем и другой палец, начала перебирать ими. В мыслях моих начали возникать картины моих уроков с Петром и Климентом. Желание становилось все сильнее. Вместе стем учащалось мое дыхание и движение рукой. Приятная нега стала разливаться по всему телу и вскоре бессилие охватило меня. Прошло несколько дней. Как-то вечером было очень жарко и я, раздевшись до гола, прикрывшись одной простыней, легла читать книгу и незаметно уснула. Проснувшись, ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Осторожно открыла глаза, я увидела дядю Джима, стоявшего возле моей кровати и неотрывно смотревшего на меня. Проследив за его взглядом я увидела, что простынь сбилась, обнажив мое тело до живота. Дядя Джим не заметил, что я проснулась. Мгновенно поняв, что это может быть прекрасный случай выполнить совет Климента, я как бы во сне сделала движения ногами, широко их раздвинув, дала возможность дяде Джиму увидеть мою прелесть, находящуюся между ногами. В полумраке я увидела, как дядя Джим вздрогнул, но не двинулся с места. Присмотревшись я увидела, что он одет в халат, который ниже живота как-то топорщился. Я поняла, что это инструмент готов к работе и, желая еще больше разжечь дядю, движением рук сбросила с себя простынь, обнажив свое тело. Постояв еще немного неподвижно, дядя не спуская глаз с моего тела, развязал халат, выпустив на волю свой инструмент. Вдруг он стремительно опустился на колени и к моему удивлению припал губами к моему влажному телу. Язык его скользнул вдоль всего тела, утонул в углублении и, втянув в рот влажное тело под углублением, начал нежно шевелить языком. Ни счем несравнимое ощущуние охватило меня. Первые несколько минут я не шевелилась, но по мере того, как он ласкал, желание возрастало во мне я забыв осторожность прижала руками голову дяди еще теснее. Почувствовав мое прикосновение, дядя смело протянул руки к моим грудям и принялся ласкать их соски. Охваченная жгучей страстью, я начала движения бедрами, помогая ему ласкать мое нежное тело. Чувство приятной неги нарастало, необачайно медленно делались ласки Джима очень сладостными. Но к сожалению это не могло продолжаться вечно. И дойдя до предела, кончилось моим
бессилием. Конец был