Римские каникулы

таким бурным, что в последний момент я обхватила голову еще сильнее, прижав к себе. Втянув в рот всю влагу из нежного тела и, сделав глоток, Джим шевельнул языком, меня словно ударило током. Я конечно хотела его ласки, но была не в силах перенести это, только протяжный стон вырвался из моей груди. Джим поднялся с колен и, сняв халат лег рядом со мной. Увидев его полный сил, вздрагивающий инструмент я повернулась на бок и, забросив одну ногу на тело Джима, прижалась к его бедру нежным телом. Обняв меня, он приник нежным поцелуем к моей груди и так мы - 8 - пролежали довольно долго. Джим дал мне отдохнуть и я вновь почувствовала желание. Охватив голову руками и, оторвав губы от моей груди, я в порыве страсти начала покрывать его тело поцелуями. Его губы нашли мои и он жадно впился в них языком, разжав мои зубы, проникнув в рот мой он страстно ласкал меня. Не в силах больше бороться с желанием Джим повернул меня на спину, взобрался на меня, велел поднять ноги на живот и так придерживать их руками. В таком положении влажное тело оказалось совсем открытым для инструмента. Джим ухватился руками за стенку кровати и его инструмент наконец-то вошел в мое углубление. Вогнав его во всю длинну и не вынимая его, он начал делать движения бедрами, заставляя инструмент шевелиться. В такой позе я не могла помогать ему, но от этого мои ощущения были хуже. Почувствовав наступление неги я прошептала: Быстрее милый. Джим ответил на это яростным движением бедер как раз во время моего бессилия, тело его судорожно дернулось и затем замер. Стараниями Джима в течении неги я обессилила 6 раз. Так необычайно начались занятия с дядей. Прошло 5 дней. Неутомимо лаская меня проводил со мной каждую ночь. Кроме неоднократного повторения пройденных уроков, я приобретала все новые познания. Мы решили задачи лежа, меняясь местами: то Джим, то я были сверху. В последнем случае Джим сажал меня на минструмент, предоставляя мне действовать самой, а сам оставался неподвижен. Это дало возможность продлить мое блаженство, так как бессилие мое наступало очень быстро. Как-то под утро утомленная занятиями, я крепко спала, свернувшись калачиком и отвернулась от Джима. Он сумел вонзить свой инструмент с зади да так глубоко, что я почувствовала легкую боль, но это не помешало дважды обессилить, пока Джим трудился. На пятую ночь после нескольких упражнений, Джим попросил меня встать на колени на край кровати и положить голову на постель, пообещав новый вид ласки. Он встал с зади меня , крепко обхватил за бедра. Ничего не подозревая я подалась назад, чтобы обеспечить ему работу. Джим буквально надел на меня свой инструмент, но сделав несколько движений вдруг вынул его и вонзил в отвнрстие, которое в моей позе находилось чуть выше углубления. Одновременно вместо инструмента в углублении оказались два его пальца. От неожиданности я дернулась, но Джим , шевелясь, крепко прижал меня к себе. Его пальцы в углублении зашевелились и я почувствовала, что от инструмента их отделяет лиш тонкая стенка. Вскоре задвигался инструмент. Ощущение было не передаваемое. Бессилие, наступившее у Джима было настолько бурным, что не удержавшись на ногах, он рухнул на пол. Мне этот урок тоже понравился и я попросила Джима повторить его на следующий день. Спустившись как-то в столовую завтракать я узнала, что Джим на рассвете уехал и вернется только ночью. Без дела проведя день, я рано поднялась к себе и легла в постель и незаметно уснула. Меня разбудил приход Джима. Как всегда придя в халате, он быстро снял его и скользнул ко мне под простынь. Крепко, обняв меня, он рукой потянулся к ягодицам, но вместо голого тела он нащупал трусики. Удивленный столь необычным явлением он спросил: Что это значит Анна? Я ответила: Жаль, что я не знала, что ты так скоро приедешь, но.... - Я с нетерпением ехал домой в надежде решить с тобой несколько задач, посмотри как он хочет лакать тебя. Откинув [5] [6] простынь он показал мне свой вздыбившейся инструмент. - Поцелуй его - прошептал Джим. Он лег на кровать широко раскинув ноги. Я скользнула вниз и улеглась между его ног, чтобы мои губы оказались над инструментом. Взяв его в руки, поднесла к губам и поцеловала его огромную головку. Незнакомый, но довольно приятный, солоноватый вкус ощутила я. От этого прикосновения Джим вздрогнул и схватив мою голову прошептал: Открой ротик Анна и приласкай его языком. Едва я успела выполнить его просьбу, как он резко пригнул мою голову, инструмент головкой уперся мне в горло, заполнив весь