Летняя практика

увидят. Если вы пообещаете мне, что ничего не расскажите родителям, то я вам ее отдам. Ольга Романовна испугано смотрела на него. Поняв, что он не шутит, она согласилась. - Хорошо, я не буду рассказывать родителям. Пусть это останется между нами. Оставь одежду и иди в лагерь. Легкость, с какой учительница согласилась на его условия, словно опьянила Алексея. Его собственная наглость набирала обороты. - Извинитесь, что назвали меня гаденышем! - Пожалуйста, извини меня. Оставь мою одежду. Алексей обернулся, на берегу никого не было, он облизнул пересохшие от волнения губы и продолжил. - Этого недостаточно! Встаньте из воды. Ольга Романовна чуть не плакала. Она поняла, в какую зависимость от парня она попала. Она сделала попытку угомонить его. - Что ты делаешь! Мало того, что ты меня унижаешь, так еще и посмотреть хочешь?! - Да, встаньте на ноги! - Хочешь, я тебя за четверть отличником сделаю? И обещаю, что больше к тебе придираться не буду? - Я хочу, чтобы вы встали из воды. Алексей был неумолим. Ольга Романовна медленно поднялась из воды, прикрыв лобок руками. - Хватит, это все! Немедленно положи одежду! Она сделала шаг по направлению к мальчику. Алексей попятился. - Вряд ли вы меня догоните. Через деревню побежим? Он усмехнулся. Женщина задумалась и беспомощно остановилась. - Что ты еще от меня хочешь? - Уберите руки. Ольга Романовна обернулась, на берегу никого не было, и она медленно опустила руки. Стоять вот так, с голым лобком перед своим учеником и подчиняться его приказом было совершенно нелепо. Но найти какую-нибудь материю во всей округе невозможно, да и пройти по лагерю обернутой грязной тряпкой было для нее невыносимо. Оставалось подчиняться парню. Одновременно, странное чувство возбуждения стало охватывать ее. Чувство зависимости и беспомощности рождало нечто, до этого скрытое в ней. Видимо скрытная тяга к подчинению была задавлена тяжелым характером и сейчас проявилась в ней. У нее проходила злость на этого наглеца. Ей даже стало приятно стоять вот так перед ним и чувствовать, как взгляд Алексея прямо ощупывал ее тело. Уже без злости она произнесла. - Достаточно тебе или еще чего показать? - Снимите лифчик. - Пожалуйста! Она послушно расстегнула лямки купальника и кинула его Алексею. Большие упругие груди вывалились наружу, нагло блестя белизной. Она взяла их в руки и помассировала. При этом она почувствовала, как непроизвольно набухают ее соски. - Нравятся? Алексей заворожено смотрел на свою учительницу. Полные стройные ноги, крепкие бедра, большая тугая грудь с торчащими сосками, привлекательное лицо с короткой стрижкой - фигура зрелой женщины стоящей перед ним вызвало в нем сильнейшее возбуждение. Он почувствовал прилив крови в голове и между ног, его член настойчиво полез из шорт. Чувство неловкости отрезвило его, он вздрогнул и произнес. - В-в-выходите на берег, я отдам вам одежду. Ольга Романовна медленно вышла на берег и взяла свою одежду из рук мальчика. - Поиздевался над своей учительницей? Всем теперь рассказывать будешь или это останется между нами? - Никому никогда, Ольга Романовна! Извините меня пожалуйста. - Ты заставил меня понервничать. Ну, все, беги в лагерь. Голос женщины был спокоен, почти ласковый. Алексей развернулся и стремительно побежал в кусты. Достигнув дальней поляны, он повалился на землю, содрал с себя шорты и начал ожесточенно дрочить, возбуждение накопившееся в нем требовало выхода. Перед глазами стояла нагая Ольга Романовна... Вечером, после ужина в столовой, Ольга Романовна, как обычно, объявила о программе на завтрашний день и назначила следующего дежурного по лагерю. Им оказался Алексей. Он удивился, так как его очередь дежурить прошла недавно, но проходя мимо учительницы к выходу, он заметил ее пристальный взгляд начал догадываться. Стремительно вылетев из столовой, он помчался в свою комнату. В голове как ролик крутились невероятные сегодняшние события, он долго не мог заснуть и думал, что ему приготовила строгая классная - если она решила наказать его, то он